Реклама

ООО "ЭВР", ИНН 9723147114

2VfnxyPKmLL

Краткое содержаниеМузыка души: ливанская народная

Поделитесь статьей с коллегами:

 

Музыка души: ливанская народная

Волны Средиземного моря омывают берега небольшой гористой местности; свежий воздух пытается проскочить сквозь лучи палящего солнца и исчезает, побежденный сухим ветром пустыни. Подобно природным явлениям страна боролась и меняла свой облик: после пятнадцати лет Гражданской войны и трагической гибели премьер-министра Рафика Харири, Ливан прилагает массу усилий, чтобы вернуть столице звание «Ближневосточная Швейцария». Ливанский народ, численностью всего четыре миллиона человек, будто душа, в которой уживаются две равноправные силы – христианство и мусульманство. Порой одна из них берет власть в свои руки и старается одержать победу над другой, но наш мир дуален, и противоположности создают баланс существования.

ногда душа радуется, иногда – делится горем, изливая свои чувства звуками: фестивали являются единственным местом, где она может по-настоящему парить. Главные ее струны – Файруз (Fairouz), Сабах (Sabah), Марсель Халиф (Marcel Khalife), Заки Нассиф (Zaki Nassif), Вадих эль Сафи (Wadih El Safi), Маджида эль Руми (Majida El Roumi) и Насри Шамседдин (Nasri Shamseddine) – поведали о культуре,  смогли обратить внимание музыкального мира на стиль и талант ливанцев. Крупные международные события ежегодно заставляют общественность прислушаться к чудесным мотивам.

Импровизация в стиле «нойз»

Среди известных далеко за пределами страны фестивалей классической и оперной, фольклорной и поп-музыки, рока и джаза– Баакбекский, Аль-Бустан, Билбосский и событие в Бейт-эд-дине – заметно выделяется «Иртиджаль», столь непривычный для арабского мира.

В течение пяти дней Бейрут поглощен уникальной музыкой, ведь каждый год в Beirut Art Center дают концерты... экспериментаторы. Фестиваль Irtijal, что означает «импровизация» по-арабски, превращает то, что изначально звучит как неразличимый набор шумов в настоящую музыку. Вот Вам и весьма условное опровержение народной мудрости: «На вкус и цвет – товарища нет». Основатели Irtijal, Мазен Кербадж (Mazen Kerbaj) и Шариф Сехнаи (Sharif Sehnaoui), и сами являются представителями импровизационной сцены Ливана. Многие участники из Европы признаются, что ливанская публика всегда оказывает теплый прием, потому что эта аудитория более открыта новому и менее склонна к осуждению.

Свобода жанра?

Этномузыковед и журналист отдела культуры из Швейцарии Томас Буркхалтер (Thomas Burkhalter) проводил исследования в Бейруте (2005-2006) и пришел к выводу, что, вопреки распространенному мнению о «самой свободной арабской стране», Ливан – это государства в государстве. Он общался с ливийскими музыкантами и интересовался, чувствуют ли они давление цензуры войны, средств массовой информации, Хезболлы, правительства и священнослужителей, которым не нравится определенные музыкальные направления.

В разные времена «хэви-метал» навлекал на себя гонения и запреты на всей территории Ливана из-за своего «демонического» содержания и пагубного воздействия культовых личностей на молодые, неокрепшие умы. Некоторых музыкантов даже заключали под стражу, альбомы других заносили «в черный список», но всё же среди исполнителей есть и те, кто относится к преследованиям лояльно.

Композитор и продюсер электронной музыки Осман Араби (Osman Arabi), в частности, выпустивший в апреле 2006 года альбом о ядерной эре в жанре «дарк эмбиент», подписал бумагу о том, что не будет распространять «темную, грубую и странную» музыку. Тем не менее, Ред Яссин (Read Yassin) не сталкивался с трудностями в своей работе; несмотря на то, что на основе собранных записей политических речей, ТВ- и радио-джинглов, рекламных роликов о гражданской войне и звуков бомбардировок он создал треки, критикующие политику Ливии в различных, а часто скрытых, аспектах.

Равно как и рэперы, и представители других субкультур, ведь они, по большому счету, остаются в подполье. Проблемы возникают, когда они хотят пробиться на основные каналы вещания; в этом случае лучшим помощником выступит приятная внешность, связи или громкое имя исполнителя.

Разумеется, не стоит воспринимать это как характерную только для Ливии особенность: везде существует определенные социальные и религиозные ценности, обобщенные понятиями публичной морали и политической власти.

Эффект Хезболлы – войны с Израилем – просматривается в новой пропагандирующей и политизированной фольклорной музыке «дабке». Теперь она приобрела более либеральный оттенок, и взывает к чувству принадлежности к «арабизму» посредством песен 1950-1960 гг. «Люди были обеспокоены тем, что после войны Хезболла будет оказывать большее влияние, и старалется подготовить их к изменениям в обществе».

Поп-музыка освоилась лучше всех направлений, и коллективы девушек поют наравне с западными коллегами. Правда, их ругают за откровенные наряды и излишнюю эмоциональность на сцене, но они продолжают выступать…

Ливан уже давно позиционирует себя как туристическая зона с  возможностями хорошего отдыха, спорта, и развлечений как у всех. Однако страна же арабская, а значит не так быстро она меняется.

Душа развивается со временем; пройдет эпоха освоения музыкального пространства и, вероятно, именно фестиваль экспериментальной музыки Irtijal подарит миру явление,  как Вадих эль Сафи или Файруз.

Валерия Селезнева

×

Оставьте отзыв о работе сайта или предложение об его улучшении.

Спасибо за Ваш отзыв